Вступление

Бейт ХаБаДКошерные продуктыЦентр Эшель в РаменскомРасписание молитвУроки Торы для женщин

Человек религиозный конечно же уверен в том, что у мира есть Тв-рец, что Тв-рец этот однажды открылся людям на горе Синай и изложил Свою Волю в Торе. Но, как непросто выполнить порой эту Волю.

 Как же так, ведь в самой Торе сказано, что заповеди близки нам и даже очень?!

А Тора – это абсолютная истина, это откровение Самого Создателя. Значит – значит, потребности, рождённые материальным миром и кажущиеся нам такими естественными, на самом деле лишь скрывают нашу сущность. А она, эта сущность, эта б-жественная душа заключает в себе нашу жизненную миссию, личный путь каждого в раскрытии Света Тв-рца на земле. Постижение своего пути как раз и лежит через знакомство с собственной б-жественной душой, с частицей Тв-рца в каждом из нас. Дорогу к этому указывает нам сегодня книга Тания. Наверное, поэтому пятый любавический ребе - ребе Рашаб сравнил книгу Тания с Пятикнижием Моше.

Интересно отметить, что сам автор называл свою книгу «Собранием высказываний», а первую её часть «Книгой средних».

Но уже во втором издании, опубликованном в Румынии (без участия Альтер ребе) книга названа «Святой Танией». Здесь надо, наверное, напомнить, что слово святой – на иврите – «кадош» – означает «выделенный». И, действительно, книга очень и очень необычна. Как отметил внук Альтер ребе – Цемах Цедек, уже только само изучение Тании пробуждает к действию великие силы души.

Более чем за полторы тысячи лет до Альтер ребе величайший каббалист - раби Шимон бар Йохай писал, что «тания» – это название клипы, то есть силы, пытающейся скрыть Свет Тв-рца. И клипа эта гнездится в сердце и всячески старается удержать еврея от изучения скрытой части Торы, её тайн. А разбить эту клипу можно именно изучением тайн Торы. И вот, пришёл Альтер ребе и начал свою великую книгу словом Тания. И изучением этой книги, раскрывающей тайны Торы, мы разбиваем клипу, Свет Тв-рца наполняет наш разум и чувства.

Слово «тания» на иврите состоит из тех же букв, что и слово «итан» – могучий. А в нашей традиции включать в первые слова книги её основное содержание, они являются как бы ключом ко всей книге. Это подобно тому, как голова человека содержит все его устремления. Так и первое слово нашей книги сразу ориентирует нас на могучие силы б-жественной души.

Итак, давайте откроем Танию!

Титульный лист на иврите звучит как «Шаар». Это же слово может переводиться и как «Ворота». Поэтому первая страница Тании часто называется «Ворота в Танию».

На титульном листе Альтер ребе даёт кратчайшую аннотацию своей книге. Во-первых, это само название: «Ликутей амарим» - сборник высказываний. Автор скромно говорит о том, что в книге просто собраны высказывания мудрецов. Это, конечно, правда, в Тании приведено много цитат из Талмуда, мидрашей, из книг по каббале. Но не только. Вся книга эта построена на ответах, которые давал Альтер ребе людям, приходившим к нему на «ехидут» – так называется беседа с Ребе с глазу на глаз. На тех ответах, которые давал он своим хасидам, стремившимся заглянуть в собственную душу, понять самого себя и своё предназначение. В книге не просто цитируются великие предшественники Альтер ребе, неправильно было бы и сказать, что в ней лишь развиваются их идеи и подходы к пониманию Торы. Книга Тания – это раскрытие внутренней, сокровенной части Торы. Поэтому ребе Рашаб и сравнил её с Пятикнижием Моше.

 Дальше написано на титульном листе:

(«Сборник высказываний») Часть первая «Сефер шель бейноним» («Книга о том, как избежать зла и приблизиться к праведности») В этой книге собраны отрывки из святых книг и высказывания учителей, наделенных высшей святостью, чьи души покоятся в раю. Эпиграфом для нее служит стих «Ибо слово [Г-спода] близко душе твоей, оно на устах твоих, в сердце твоем, и исполнится оно [благодаря тебе]» [Дварим, 30:40]. Цель книги – в доступной форме объяснить, что именно нужно делать для того, чтобы принять Его слово в свою душу. В ней указаны два пути к этому: долгий и короткий – и на обоих человеку помогает Всевышний, благословен Он.

Вот короткий комментарий к написанному:

В этой книге собраны отрывки из святых книг и высказывания учителей, наделенных высшей святостью, чьи души покоятся в раю.

Говоря об отрывках из святых книг, автор в первую очередь имел в виду труды великого Рамбама, а также книги по философии и каббале, написанные знаменитым Магаралем из Праги (тем самым, который сотворил Голема) и ещё - работы раби Ишеягу Гурвица, соединявшие в себе и каббалу, и мидраши, и законы, и моральные наставления.

А вот под словами автора Тании о высказываниях учителей надо иметь в виду раби Исраэля Бааль Шем Това (или как его часто называют БЕШТа), ученика и преемника Бешта – Магида из Межерич и раби Менахем-Мендла из Витебска, своего старшего товарища по учёбе, руководителя хасидов в Белоруссии. В1777 году раби Менахем Медл совершил алию в Эрец Исраэль, и Альтер Ребе возглавил вместо него хасидов Белоруссии.

Автор Тании пишет:
 Эпиграфом для нее служит стих «Ибо слово [Г-спода] очень близко душе твоей, оно на устах твоих, в сердце твоем, и исполнится оно [благодаря тебе]» [это цитата из пятой книги Торы – Дварим, 30:14].

Слова Торы, приведённые Альтер ребе, являются продолжением речения Тв-рца о заповеди, «которую Я заповедую тебе сегодня». О какой заповеди идет речь? Многие комментаторы считают, что имеется в виду заповедь «тшувы», возвращения к Творцу.

До Альтер ребе полагали, что заповедь эта относится к тем евреям, которые не учат Тору и не живут по её законам. Альтер ребе впервые публично выступил, с объяснением, что заповедь эта касается и раввинов и мудрецов Торы в не меньшей степени.

Ведь возвращаться к Тв-рцу – означает приближаться к источнику своей б-жественной души, а это непочатый край работы как для людей простых, так и для великих мудрецов Торы.

Если же исходить из того, что «Слово Г-спода близко душе твоей» - это вся Тора, то это значит, что заповеди Торы близки каждому из нас и наиболее правильно и естественно для нас как раз исполнение этих заповедей, а не уклонение от них. И Альтер ребе показывает в Тании, что именно так и обстоит дело.

На первый взгляд положение это кажется более чем спорным. Что значит, что слова Тв-рца близки сердцу. Ведь зачастую тяга к удовольствиям этого мира ощущается куда как более сильно, чем страх перед Небом и желание исполнять заповеди. Да и сам Рамбам сказал однажды: «Как не могут находиться в одном сосуде огонь и вода, так не может быть в сердце человека верующего любовь и страх по отношению к Тв-рцу вместе со стремлением к удовольствиям этого мира». А живём-то мы в материальном мире, и всем телом ощущаем его требования и соблазны. Как же Тора говорит, что слова Тв-рца близки сердцу и душе, более того – очень близки?!

Цель книги – в доступной форме объяснить, что именно нужно делать для того, чтобы принять слово Тв-рца в свою душу. В ней указаны два пути к этому: долгий и короткий - и на обоих человеку помогает Всевышний, благословен Он.

Поэтому и продолжает автор, что цель книги - в доступной форме объяснить как это. Как может душа, не покидая этот мир, стать ближе к своему Создателю.

Альтер Ребе показывает в Тании, что достичь этого можно двумя путями. Длинный путь – это изучение внутренней части Торы и размышления о Всевышнем, о том, как Он сотворил этот мир и управляет им, как проявляется величие Творца в различных сферах нашего мира и в других мирах. Такая духовная практика, повторяясь изо дня в день, постепенно изменяет мышление человека, раскрывает двери к тайникам души. Ее результатом является любовь и трепет, рожденные разумом.

Короткий путь – это простое и искреннее соблюдение заповедей Торы. При этом все больше пробуждается скрытая любовь к Творцу, живущая в сердце любого еврея, независимо от его занятий и образованности. Эта любовь настолько сильна, что может пробудить в еврее дух самопожертвования ради Торы и ее заповедей.

И идти нам надо обоими путями сразу. Короткий путь кажется ближе. Но на деле это не так. Любовь, которая пробуждается у идущего по нему, кратковременна. На этом пути не происходит глубинной перестройки самого человека. Все его качества остаются прежними. И поэтому кратковременные взлёты чередуются с падениями.

Длинный путь, как ни странно, оказывается короче. И Тания показывает нам ту работу, которую необходимо проделать, чтобы уйти от соблазнов этого мира к ощущению любви к Тв-рцу в своём сердце.

И далее пишет Альтер ребе: «и на обоих путях человеку помогает Всевышний, благословен Он». Действительно, изучение Тании помогает нам найти своё настоящее «Я», в сердце своём услышать слово Тв-рца. А значит, учить Танию просто необходимо.

ПРЕДИСЛОВИЕ СОСТАВИТЕЛЯ

В предисловии Альтер ребе называет себя составителем, а не автором. Собственно и книгу он назвал «Собранием высказываний». Скромность – черта великих!

оно же послание всем нашим верным собратьям, да хранит вас Всевышний

Это письмо Альтер ребе написал своим хасидам за несколько лет до первого издания Тании. Дело в том, что уже тогда книга широко разошлась в рукописях. По поводу этих, переписанных от руки рукописей, и написал Альтер ребе своим хасидам. А когда было решено напечатать книгу, автор поместил это письмо в качестве предисловия.

Вас, мужи, призываю. Слушайте меня, ревнители справедливости, искатели Всевышнего, и Б-г услышит вас от малого до великого, всех наших верных собратьев в этой стране и в соседних с нею. Каждый, где бы он ни был, да пребывает в мире и жизни вечной, коей нет конца. Амен! Да будет воля Его.

Так Альтер ребе начинает своё письмо. И краткое это введение содержит в себе и благословение автора.

Известно, и все говорят об этом, все наши верные собратья, что слышать слова поучения – совсем не то, что видеть и читать написанное в книге. (Альтер ребе прекрасно знал, как стремятся хасиды услышать слова Учения именно из его уст, - от самого ребе. Поэтому и письмо было написано как объяснение: почему это стало невозможным и потребовалось издать книгу. Но на самом деле была ещё одна причина, и, точнее говоря – первопричина. На эту первопричину указал седьмой любавический ребе, наш ребе, когда прекратил индивидуальный приём хасидов. Он много раз объяснял, что таково указание Свыше, так должно быть. Вот и тогда, в развитии хасидизма наступил момент, когда учение Альтер ребе должно было разойтись широко по всему еврейскому миру. А возможно это было только путём издания Тании. Но сам автор в предисловии не говорит об этом. Он продолжает.) И в самом деле, читатель читает по-своему, согласно своей способности понять и охватить разумом то, что перед ним. Если же его разум и разумение смущены и в служении Всевышнем у он бродит в потемках, он с трудом различит благодатный свет, который скрыт в книгах, хотя он сладок для взора и целителен для души.

Кроме того, книги поучительного содержания, опирающиеся на доводы человеческого разума, несомненно приносят неодинаковую для всех пользу, ибо не все умы и суждения равны друг другу, и разум одного не тронут и не пробуждается тем, что трогает разум другого. И сказали наши мудрецы по поводу благословения «Тот, Кто знает тайное», вспоминая о 600 000 евреев, что разум одного не подобен разуму другого. (Здесь Альтер ребе приводит благословение, которое произносят, когда видят 600000 евреев, собравшихся вместе. Тогда мы благословляем Тв-рца, то есть «Того, кто знает тайное» - ведь мысли и чувства у всех разные но, тем не менее Создатель умеет говорить языком, понятным каждому. Затем продолжает Альтер ребе.) То же [говорит] и Рамбан, благословенна его память, в книге «Войны [Б-га]» по поводу комментария «Сифри», где упоминается Йегошуа, названный «муж, в котором есть дух», что объясняется как "который способен стать на уровень духа каждого" и т. д. (Альтер ребе объясняет, что книги, созданные человеческим разумом, без особого вдохновения Тв-рца, не могут быть одинаково понятны и доступны каждому. Не могут они указать каждому его путь служения. Автор послания продолжает.)

Даже те книги поучительного характера, основание которых глубочайше свято, как, например, мидраши наших мудрецов, да будет благословенна их память, в которых говорит дух святости и слова Его в их словах, - и ведь Тора едина с Б-гом, да будет Он благословен, а с ней связаны все 600 000 [душ] всего в целом еврейского народа, и каждая в отдельности также, вплоть до «искры», пребывающей в самых ничтожных и незначительных людях нашего народа Израиля, - все связаны с Торой, а Тора связывает их со Всевышним, как известно из сказанного в книге «Зогар, – и это [лишь] общая связь, объединяющая весь Израиль. [Что касается индивидуумов], то хотя Тора дана для того, чтобы быть истолкованной и в общем и в деталях каждой еврейской душой, коренящейся в ней, однако не каждый удостаивается знать то особое место в Торе, которое связано именно с ним. (Альтер ребе отмечает здесь, что при том, что все мы связаны с Торой, а через неё с Самим Тв-рцом, не дано каждому из нас извлечь из этих книг чёткие указания, как быть в том или ином конкретном случае. И дальше пишет автор.)

Даже в законах о запрещенном и дозволенном, раскрытых нам и нашим потомкам, мы находим и видим совершенно крайние расхождения у танаим и амораим, однако и "те и другие [мнения] – слова Б-га [Элоким] живого». (А это означает, что при всех существующих расхождениях сформулированные мудрецами положения верны, и как это получается, объясняет Альтер ребе дальше. Он пишет.) Форма множественного числа [имени Элоким] указывает на то, что Б-г - источник жизни душ еврейского народа, который подразделяется на три общие линии - правую, левую и среднюю, то есть на линию Хесед, линию Гвура и т. д. Те души, которые коренятся в линии Хесед, склонны к смягчению и облегчению решений и т. д., как известно. (Эта фраза ребе объясняет, например, почему школа Шамая шла, как правило, по линии устрожения закона, а школа Гилеля – по линии облегчения. Далее автор предисловия пишет.) И тем более это должно быть в тех случаях, когда речь идет о том, что скрыто [и принадлежит] Всевышнему Б-гу, как, например, любовь и страх по отношению к Нему в уме и в сердце каждого человека в соответствии с его способностями и восприимчивостью сердца, как объясняет книга «3oгap» выражение: «Известен муж ее у врат городских и т. д.». (В «Зогаре» говорится, что Вс-вышний, названный здесь Мужем, даёт каждому воспринять Себя в «воротах», то есть в соответствии с тем уровнем понимания и восприятия, которое есть в сердце данного человека. И очевидно, что не может простая книга быть адресована каждому на столь внутреннем, столь интимном уровне.) (Продолжает поэтому Альтер ребе)

Однако я обращаюсь к тем, кто знает меня, к каждому из наших верных собратьев, живущих в этой стране и в соседних с нею странах, с кем часто говорил, кто открывал мне тайны сердца и разума в том, что касается служения Всевышнему, связанного с сердцем человека. Их пусть достигнет слово мое, да заменит язык перо писца в этих писаниях, которые названы «Ликутей амарим» [«Сборник высказываний»] и собраны из книг и поучений наставников величайшей святости – души их пребывают в Эдене, и славны они у нас. Кое-что написано понятными для ученых наме¬ками в священных посланиях наших учителей в Святой Стране, да будет она в скором времени вновь отстроена и да вернется слава ее уже в наши дни. Амен! Кое-что я слышал из их уст, когда они еще были здесь с нами. (Известно, что после смерти Межрического магида Альтер ребе ещё несколько лет ездил к раби Менахем Мендлу Городокеру из Витебска. Пишет далее Альтер ребе.) Все они представляют собой ответы на многие вопросы, с которыми постоянно обращаются и ищут совета верные наши собратья, живущие в нашей стране, каждый на своем уровне, чтобы помочь себе в служении Всевышнему, - а нет времени и возможности каждому дать ответ в отдельности; кроме того, сказанное забывается, и поэтому я записал ответы на все эти вопросы, чтобы запечатлеть их письменно, и для каждого они будут указанием и памяткой, всегда перед его глазами, и он не должен будет добиваться прийти ко мне для беседы наедине. В них он найдет покой своей душе и истинный совет в отношении всех своих вопросов, затрудняющих служение Всевышнему. Сердце его будет верно и надежно во Всевышнем, Который завершит за нас все наши дела. (Альтер ребе как буд-то бы обращается к своим современникам, к тем кого знает лично. Но это не так. Сказанное здесь хасиды никогда не понимали буквально. Ведь известно, что после опубликования Тании резко возросло количество, желающих лично увидеть и услышать автора. А в последующих поколениях движение только росло и набирало силу. Поэтому правильно трактовать эти слова Альтер ребе можно только на более глубоком уровне понимания, а именно: поскольку душа ребе была, то, что называется «общей душой», то есть включала в себя корень душ всех хасидов, на все времена, вплоть до прихода Машиаха, книга, написанная этим праведником предназначена в равной степени и для всех его современников, и для всех последующих поколений. Далее автор пишет.) Тот же, кому будет трудно понять и найти совет для себя в этих писаниях, пусть обратится к великим, живущим в его городе, и они наставят его. Я же прошу их не замыкаться в молчании, не проявлять ложное смирение и скромность, упаси Б-же. (Альтер ребе напоминает здесь, что каждый должен знать не только свои недостатки, но и свои достоинства. Более того, эти достоинства человек обязан посвятить служению. Далее автор пишет.) Известно, как велика кара для тех, кто отказывает в духовной пище, и как велико вознаграждение щедрых. И сказали наши мудрецы, комментируя стих «Освещает очи обоих Всевышний»: ибо осветит им лик Свой Всевышний – свет лика живого Б-га. И дарующий жизнь да оживи т нас и да удостоит дней, «когда уже не будет надобности друг друга поучать... ибо все познают Меня и т. д.", "ибо наполнится земля знанием Б-га и т. д.». Амен! Да будет воля Его.

И так как названные писания распространились среди верных наших собратьев, как уже говорилось выше, в многочисленных копиях, переписанных самыми разными писцами, то с умножением этих копий умножились ошибки неимоверно. (Альтер ребе делал всё возможное для того, чтобы погасить огонь возникшей вражды между хасидами и последователями литовского направления. Поэтому здесь он просто ограничивается определением: «самыми разными писцами». В действительности, были переписчики, которые намеренно искажали текст. Видимо один из таких экземпляров и дали для прочтения Виленскому Гаону. Эхо этого подлога звучит в еврейском мире ещё и сегодня… . Но, вернёмся к предисловию. Альтер ребе пишет.) Потому благородные мужи, упомянутые выше, побуждаемые великодушием, взяли на себя весь труд и расходы, чтобы напечатать названные выше писания, очистив их от всех дополнений и ошибок переписчиков и основательно проверив. И я желаю успеха вершителям доброго дела. (Здесь Альтер ребе имеет в виду тех раввинов, которых упомянул в своём «Одобрении», данном на публикацию Тании, раби Мешулам Зусл из Аниполя, а именно известного учёностью раввина раби Шалома Шахне, сына раби Ноаха, который был зятем автора и отцом третьего Любавического ребе Цемах Цедека; и так же известного учёностью раввина Мордехая, сына Шмуэля Алеви.) (И заканчивается предисловие следующими словами Альтер ребе.)

И так как в законе «Проклят нарушающий предел другого» слово «проклят» имеет в виду не только проклятие, но и херем, упаси, Б-же, и т. д., то по обычаю Иудеи и ещё по закону Торы

Последняя фраза звучит с явной иронией: ведь если это является законом Торы, то нужно ли ещё ссылаться на обычай?!

 я воздвигаю великую преграду для всех печатников, дабы не печатали упомянутые выше писания ни сами, ни с чьей-либо помощью без разрешения [лиц], указанных выше, в течение пяти лет со дня, когда закончится их напечатание.

И будет благо тем, кто услышит, и будут благословенны на добрые дни.

Таковы слова собравшего упомянутый «Сборник высказываний».

Категория: