В честь Йорцайт 7-го Любавического Ребе прошел фарбринген в Зале торжеств

Бейт ХаБаДКошерные продуктыЦентр Эшель в РаменскомРасписание молитвУроки Торы для женщин

3 Таммуза (11 июня 2013 г.) в зале торжеств Синагоги на Большой Бронной состоялся фарбринген (хасидское застолье), посвященное годовщине йорцайт Седьмого Любавического Ребе Менехема-Мендла Шнеерсона.

По этому случаю в зале собрались несколько десятков постоянных прихожан синагоги, мужчин и женщин, раввины Ицхак и Йосеф Коган, Сегев Фридман, Михоэль Мишуловин, Гершон Лисус, Давид Шулькин, лидер Московского ортодоксального еврейского союза р.Танхум Бусин, раввин синагоги в Малаховке Моше Тамарин и другие, студенты и выпускники ешивы «Махон «РаН». Вместе с общиной Большой Бронной этот праздник встретили Президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер и хасид, давний друг раввина Ицхака Когана Яков Эльман, чей сын проходит обучение в ешиве «Махон РаН».

В ходе фарбрингена раввины и прихожане говорили о значении даты Гимел Таммуз (3 Таммуза) и наследии Главы поколения – Седьмого Любавического Ребе.
Первым с речью выступил раввин Ицхак Коган. Он начал свое выступление с того, что напомнил события из еврейской истории, приходящиеся на эту дату. Так, в этот день В-вышний остановил солнце, чтобы Иешуа бин-Нун завершил победоносную битву в Гивоне. 86 лет назад вышло очередное, третье судебное решение против 6-го Любавический Ребе. (1-е было смертная казнь, 2-е – 10 лет ссылки на Соловки). 3-го Таммуза было принято решение об отправке Ребе на 3 года в ссылку в Кострому.  Однако прошло всего 9 дней, как разбирательство завершилось полным освобождением Ребе.

Затем раввин вспомнил о том, как он сам встретил новость об окончании земной жизни Ребе. Он в то время находился в Москве. Печальное известие пришло рано утром, когда в Нью-Йорке еще была ночь. Ицхак Коган сразу вылетел в Америку.
«Всю ночь никто не спал, – продолжил раввин.  Я попросил ребят разбудить меня в 5 часов утра, чтобы сопроводить меня к могиле. (Коэн может пройти на кладбище в сопровождении, по крайней мере, двух человек, которые держат вокруг него такую, своеобразную, ограду.)  И я прошел туда, стою напротив могилы, и у меня в ушах звучит голос: «Что ты тут делаешь, тебе что, нечего там делать?». И я с этим ощущением живу до сего дня. Я первым рейсом вылетел из Нью-Йорка в Москву. И как прилетел, то сразу заказал бетон для сооружения миквы. (Сейчас это женская миква, а тогда это была единственная миква, потому что сгорела миква в Марьиной Роще). И 12 Таммуза мы уже купались в этой микве».

Урок, который раввин извлек для себя из этого случая, он выразил так: «Я считаю самым главным посылом этого дня – это делать то, что хотел Ребе. Чтобы каждый нашел ту работу, которая будет радовать Ребе. Человек должен делать то, чему Ребе учил, он должен учить наследие Ребе – хасидут, и распространять Тору для других».

После речи Ицхака Когана раввин Гершон Лисус объяснил для всех вопрос, касающийся Гимел Таммуз. Дело в том, что 3 Таммуза, день выхода судебного решения против 6-го Лобавического Ребе – Ребе Раяца о замене наказания на более легкое, ссылку в Кострому, Ребе Раяц не считал ни праздником, ни каким-то особенным днем. Однако написано, что хасиды праздновали этот день. Почему?

«И объясняет Наш Ребе, – говорил  раввин Лисус, – почему Ребе Раяц не праздновал эту дату. Потому что он перешел из состояния ареста в ссылку. Когда человек находится под арестом, он находится полностью под чужим владением, у него нет никакой свободы выбора. Когда он отправлен в ссылку, он уже может владеть собой, однако в ссылке Ребе не может иметь полной связи с хасидим. Он не может читать моймрим, не может делать фарбрингены, иметь прямую связь с каждым отдельным членом поколения. И вот поэтому для Ребе Раяца это не было праздником. Однако хасидим смотрели на все с другой стороны. То, что Ребе жив, что он спасся от смерти – это самое главное! То, что они не получали регулярных наставлений, и т.д. это для них было на втором месте».

Раввин Гершон также сделал вывод из этой истории и урок для нынешнего момента. «На первый взгляд, Наш Ребе скрылся, мы его не видим, не получаем сихот и долларов.  Но это только внешнее проявление. И как говорил Наше Ребе, когда ушел Ребе Раяц, про тех кто думал, что Ребе Раяц умер, это «дикие люди». И как с Ребе Раяцем, то, что произошло 3 Таммуза, это было лишь временным сокрытием, за которым последовали его переезд в Америку и основание центра хасидизма, из которого до сих пор идет свет на весь мир».

Следующим взял слово Яков Эльман. Вначале он отметил, что только накануне был в Нью-Йорке, у Ребе, перед тем, как прилетел в Москву. Далее он выделил тот момент, что для него, также как и для многих присутствовавших, связь с Ребе начинается с раввина Ицхака Когана, и для него лично она началась 33 года назад, еще в Ленинграде.

Затем он напомнил последний моймер, который произнес Наш Ребе.  Он говорил о понятии из Торы роэ эмуна (обычно его переводят как «верный пастух»), Эпитет, относящийся к Моше, человеку, который был всегда верен и предан своему народу. Есть и второе объяснение этого положения, где Моше называется «пастух веры». Человек, который вселяет веру в свой народ. «Это – тот, кем был для нас Ребе, – сделал вывод Яков, – кто он есть, и кем он для нас всегда будет. Это наша связь с иудаизмом, наша связь со В-вышним. Связь с Ребе лежит через изучение его работ, его бесед, через общение с хасидим, через то, что мы собираемся вместе и празднуем, через то, что у нас есть Тора».

Связь Гимел Таммуз с Моше продолжил в своем выступлении раввин Сегев Фридман. Он напомнил о сюжете из Торы про грех золотого тельца. Евреи, которые ждали Моше, поднявшегося на гору Синай и не вернувшегося, как им показалось, вовремя, легко сочли его умершим, и попросили Аарона найти ему замену. Но каждый хасид, даже перестав видеть Ребе в реальном мире, все равно чувствует его присутствие каждую минуту, «в любом своем шаге, в любой момент». «Ни один шаг он не может сделать без благословения Ребе. И тогда в любой работе Ребе будет с ним», – подытожил раввин Фридман.

Последним с краткой речью выступил прихожанин и попечитель синагоги Нисан Баер. Он отметил роль трудов Ребе, который в своих книгах, выступлениях и беседах раскрывает смысл Торы в предельно ясном для понимания виде, и в его наследии можно найти ответы на земные, практические вопросы еврейской жизни. Главным уроком Ребе для себя он выделил его способность и желание «любить каждого еврея».
 
Фотогалерея мероприятия

Категория:

Категория 2: