Беседа Ребе на недельную главу Торы: ВАЕЦЕ

Бейт ХаБаДКошерные продуктыЦентр Эшель в РаменскомРасписание молитвУроки Торы для женщин

 Влияние праведника на город, в котором он живёт

И вышел Яаков из Беэр Шевы

(Берешит 28;10)

Глава начинается с описания пути нашего праотца Яакова в Харан: «И вышел Яаков из Беэр Шевы и пошёл в Харан». Возникает вопрос, зачем Тора отмечает выход Яакова из Беэр Шевы и не ограничивается простой фразой: «И пошёл в Харан»? 

Вопрос этот задаёт Раши и, опираясь на мидраш, отвечает: «Сообщить тебе, что уход праведника из данного места меняет ситуацию. Праведник – это величие, это сияние, это великолепие города, в котором он живёт. Уход праведника означает потерю величия, потерю сияния, потерю великолепия».

Сказанное вызывает большое удивление. Ведь на тот момент в Беэр Шеве оставались Ицхак и Ривка, оба величайшие праведники. Правомерно ли описывать уход Яакова как потерю величия, потерю сияния, потерю великолепия?!

Страх и трепет

Намёком на ответ служит то обстоятельство, что Раши не просто процитировал Мидраш, но добавил к сказанному в нём. В мидраше написано, что когда праведник в городе «он – его сияние, он – его великолепие». Раши добавляет к этому ещё одну характеристику, причём ставит её на первое место – «он – величие, он – сияние, он – великолепие города».

Влияние праведника на город включает в себя три аспекта:

А) «великолепие» – в смысле достоинства и чести. А именно, праведник – это предмет гордости города, его честь и достоинство.

Б) «сияние» – свет, исходящий от праведника. Это излучение добра, которое рождается делами праведника и наполняет город.

В) «величие» – это тоже свет. Но это такой свет, который порождает страх и трепет. Об этом свете говорит Тора: «Увидел Агарон и все сыны Израиля Моше – и вот: лицо его светится, и побоялись приблизиться к нему» (Шмот 34;30). То есть под величием мы понимаем здесь тот трепет, который внушает городу праведник.

Честь и сияние

Вот где кроется разгадка. Да, и после ухода Яакова из Беэр Шевы там оставались Ицхак и Ривка, два великих праведника. Но Ицхак был уже стар, зрение его ослабело настолько, что он не выходил из дома. Ривка так же пребывала дома, посвящая себя заботам о муже. Безусловно, сам факт, что они жили в городе был честью Беэр Шевы, служил защитой её жителям. И, тем не менее, породить чувство трепета было уже не в силах Ицхака и Ривки. 

Сохранить чувство преклонения у сограждан в тот момент мог только наш праотец Яаков. Ибо только он активно действовал в городе, увеличивая его достоинство, распространяя в нём и свет добра, и лучи трепета. Поэтому, когда Яаков покинул Беэр Шеву – «ушло величие».

Самопожертвование души

Яаков знал, что его уход будет большой потерей для города. И всё же он направил все силы своей души на то, чтобы исполнить желание Тв-рца – породить народ Израиля. А сделать это было возможно лишь уйдя в Харан.

Уход Яакова из Беэр Шевы в Харан олицетворяет нисхождение души в этот мир: Беэр Шеву можно уподобить месту укоренения души в высших мирах; Харан – это наш мир, «место, вызывающее гнев Вс-вышнего». Этот пример нас учит, что уход праведника «меняет ситуацию». Есть в этом момент самопожертвования души, которая покидает место, где она была тесно связана со светом Тв-рца, и спускается вниз, в наш мир.

За это самопожертвование души каждый еврей достоин того, чтобы Вс-вышний вернул его туда, где он тесно связан со светом Тв-рца. И произойдёт это вместе с истинным и полным избавлением, которое принесёт нам наш праведный Машиах. 

(Пересказ беседы Ребе, опубликованной в «Ликутей сихот», т.30, стр.119)